Язев оказался ни при чём?

Компанию «Спецтеплохиммонтажа», которая работает над реализацией проекта «БРЕСТ-30», могут признать банкротом

3 февраля 2016 в 11:27, просмотров: 1216

Скандал, связанный со строительством реактора на быстрых нейтронах, стратегического объекта «БРЕСТ-300» в Северске, о котором мы писали несколько месяцев назад, скорее всего, закончится уголовными делами.

Язев оказался ни при чём?
Доверит ли Андрей Язев освоение оставшихся миллиардов господам Кормашовым или будет искать новых партнеров?

Во всяком случае, все предпосылки для этого есть. На минувшей неделе стало известно о том, что Арбитражный суд Томской области ввел процедуру наблюдения на фирме-подрядчике – ОАО «Спецтеплохиммонтаж» (СТХМ). Добавим, что в базе данных УФССП по Томской области в отношении этой компании фигурирует несколько десятков исполнительных производств. Руководит компанией господин Кормашов, который целый год «списывал» причины задолженности перед рабочими и субчиками на генподрядчика Росатома – ООО «Яву-строй». Однако, как выяснилось,«Ява-строй» с господином Кормашовым рассчиталась. В чем же тогда причина самого большого финансово-строительного затыка в Томской области?..

Разоряются сразу все...

Банкротство даже самой небольшой строительной компании всегда бьет рикошетом по всей региональной экономике. Дело в том, что именно строительство дает наибольшее количество рабочих мест, субподрябдчиков, поставщиков и т.д. Одна стройка «кормит» от десяти до пятидесяти фирм и фирмочек. Вот почему строительную отрасль именуют локомотивом для всех остальных. А уж когда набок лег такой гигант, как «Спецтеплохиммонтаж» (далее по тексту СТХМ), то это автоматически подкосило сотни предприятий, которые вложили в будущий реактор всю свою обротку, взяли кредиты под бешеные проценты и так далее. Никто ведь не боялся рисковать, когда речь шла о госконтракте: рано или поздно рассчитаются – предполагали все. И... просчитались. Причем весьма жестко.

Только в 2015-м к СТХМ было подано 124 иска на общую сумму 387 млн рублей. Сумма кредиторской задолженности СТХМ на дату подачи заявления в Арбитражный суд Томской области только от ООО «Планета» (первого заявителя о банкротстве) составляла более 988 млн рублей. Значительная часть из судебных исков – неоплаченные строительные работы на площадке «БРЕСТ-300», есть долги и по другим объектам.

Судя по всему, рассмотрение этого дела будет интересным, ведь на сайте Арбитражного суда сообщается о том, что сюда также приобщены материалы УФСБ и УМВД Томской области и документы от «Газпромбанка», однако их суть не раскрывается.

Совладельцами компании являются в равных долях ее руководитель Дмитрий Кормашов, а также его братья Артем и Максим Кормашовы. Предприятие было создано еще в 1980 году для выполнения специальных монтажно-строительных работ на объектах химического и ядерно-энергетического комплекса. В частности, оно занималось строительством Сибирского химического комбината (СХК) и Томского нефтехимического комбината (ТНХК, ныне – «Томскнефтехим»)».

Странное банкротство

Рассмотрение исков о банкротстве в арбитражном суде было весьма странным. Например, заявление от компании «Планета» с требованием ввести в отношении должника СТХМ процедуру банкротства поступило в суд еще 6 октября прошлого года. Через 22 дня суд принял решение возбудить производство по делу о несостоятельности (банкротстве) СТХМ. Однако, как следует из материалов дела, задолженность в пользу заявителя ООО «Планета» составляла 825 500 рублей, из них 783 500 – основной долг, 40 000 – пени, 2 000 судебных расходов по уплате государственной пошлины.

Через месяц, 23 ноября в судебное заседание должником представлено платежное поручение о перечислении ООО «Планета» денежных средств в размере 485 000 рублей третьим лицом, ООО «ИНЖЕНЕРНЫЕ РЕШЕНИЯ», в назначении платежа указано «Оплата за АО «Спецтеплохиммонтаж».

Тут все просто – законом о банкротстве установлено, что заявление о признании должника банкротом принимается арбитражным судом, если требования к должнику-юридическому лицу составляет не менее чем 300 000 рублей и указанные требования не исполнены им в течение трех месяцев с даты, когда они должны были быть исполнены.

На момент рассмотрения судом обоснованности требований ООО «Планета» общий размер задолженности по основному долгу составил уже 298 500 рублей. Представители заявителя не отрицали оплату задолженности, однако настаивали на удовлетворении требований ООО «Планета» и признании СТХМ несостоятельным (банкротом).

В прошлом году суд вынес определение об отказе во введении в отношении СТХМ процедуры банкротства. Зато впоследствии к компании подали иски ООО «Магистраль» (там схема повторилась) и ООО «Сибрегионстрой». Чуть позже иск в суд о самобанкротстве подала и сама компания «СТХМ».

Следует отметить и то, что ранее суд частично удовлетворил требования ОАО «СТХМ» о запрете банкам производить списание в безакцептном порядке денежных средств со своих расчетных счетов в счет погашения задолженности перед любыми кредиторами, за исключением обязательств по текущим платежам. Ходатайство компании было мотивировано тем, что по состоянию на 1 октября 2015 года на счета предприятия выставлена картотека из инкассовых поручений на общую сумму 116 млн737 тысяч 212,55 рубля.

Идея временного ухода от банкротства таким способом явно не нова. Заявитель при подаче иска указывает своего управляющего, который и будет фактически управлять предприятием, а, следовательно, заключать текущие договоры и распоряжаться финансами. Понимая это, должник находит способ погасить частично долг перед заявителем и временно уходит от процедуры. Затем сам подает заявление на банкротство и просит о назначении своего управляющего. Хотя, возможно, будет применен и другой сценарий – старая компания просто «исчезнет», появится новая, уже под другим названием. И именно туда будут выведены все активы предприятия.

Где деньги?

Что сейчас происходит на предприятии «Спецтеплохиммонтаж» – понять очень трудно. Финансовые транзакции компании с основным генеральными подрядчиками – ОАО «Росатом» и компанией ООО «ЯВА-строй» по проекту «БРЕСТ-300» покрыты непроницаемым туманом. Напомним, осенью прошлого года, мы писали о том, что строителям объекта не платят заработную плату вот уже несколько месяцев. В частности, с таким заявлением на Думе выступил депутат Борис Мальцев собрании Думы Томской области. Это заявление прозвучало в рамках «часа губернатора», когда парламентарии заслушивали информацию о том, как идет строительство энергокомплекса «БРЕСТ-300» на территории Северска. Выступление произвело эффект разорвавшейся бомбы. Заместитель губернатора по экономике Андрей Антонов пообещал разобраться с ситуацией.

Генеральным подрядчиком строительства «БРЕСТ-300» является московская компания «ЯВА-Строй», отношение к которой имеет, в том числе, известный депутат Госдумы РФ Валерий Язев. В ноябре 2015 года, со слов Бориса Мальцева, издание писало о том, что «ЯВА-Строй» более трех месяцев не оплачивала работы своему томскому субподрядчику – «Спецтеплохиммонтаж». Тогда задолженность перед северскими строителями составляла 1 млрд рублей. Строительство стратегического объекта по этой причине фактически остановилось из-за неплатежей.

СТХМ стало «чёрной дырой»?

Однако дальше стали происходить куда более интересные события. Говорят, после нашей публикации, «ЯВА-Строй» свои долги погасила. Однако есть основания полагать, что рабочие и субподрядчики «СТХМ» этих денег так и не увидели. По этой причине многие фирмы, видимо, и подали иски в Арбитражный суд против «Спецтеплохиммонтажа».

Напомним, проблемы у СТХМ начались гораздо раньше. Например в 2014 году компания получила подряд от ОАО ГК «Росатом» на строительство хранилища препаратов государственного радиевого фонда на территории ФГУП «ГХК» в красноярском Железногорске. А также контракт на реконструкцию и техническое перевооружение механосборочного и корпусного производства ОАО «Красмаш». На эти цели компании получила сотни миллионов и даже миллиарды рублей. Но тут явно стоит упомянуть еще об одном странном моменте: выручка СТХМ в 2014 году составила 2,3 млрд рублей, а чистая прибыль почему-то исчислялась какой-то совершенно неприличной для такой крупной компании суммой – 8 млн рублей, что согласитесь, выглядит весьма странно при таких гигантских оборотах.

Сам исполнительный директор ОАО «СТХМ», Максим Кормашов комментировал тогда финансовые проблемы своей компании очень странно и невнятно.

– С декабря 2014 года испытываем жесточайшую нехватку денежных ресурсов, – заявил он в апреле 2015 года красноярским СМИ, – в том числе кредитных и банковских гарантий. Это общая ситуация по стране, и в строительной отрасли в первую очередь. Поэтому на сегодняшний день мы имеем просроченную задолженность по заработной плате. Планируем начать с выплат текущих зарплат, а оставшуюся часть выплатить на следующей неделе. Но в целом ситуация очень сложная.

Максим Кормашов также рассказал тогда журналистам, что все силы брошены на поиски денежных средств для выплаты заработной платы и стабильной работы предприятия в дальнейшем. Высвобождение работников считают вынужденной мерой.

– К сожалению, в рамках кризиса это вещь неприятная, но это факт, – считал руководитель ОАО «СТХМ», – так что такие сокращения, такие оптимизации идут везде. И в первую очередь в строительной отрасли. Поймите, это экономика предприятия. В противном случае мы просто ляжем все.

На что же тогда... ушли деньги «Росатома»? Причем филиалы компании ведь получали их от госкорпорации не только в Томской области, но и в Красноярском крае? Только при реализации проекта «БРЕСТ-300» в Северске было «освоено» в течение 2015 года порядка 2 млрд рублей. Зачем вообще при таком щедром финансировании из госструктур (где сметы составляются с приличной «подушкой безопасности») надо было «искать средства на стороне», привлекая для этого кредиты и банковские гарантии? Что вообще происходит с компанией, которая ведет работы по реализации стратегического проекта для государства? Сначала господа Кормашовы рассказывали томской прессе, что «москвичи денег не платят», а теперь попросту перестали отвечать на все звонки и не дают никаких комментариев...

Возможно, именно поэтому владельцы и руководители СТХМ, «прокинувшие» многих субподрядчиков (но получившие деньги от «Росатома»), да и своих рабочих, и пытаются сейчас признать свою фирму банкротом и уйти от ответственности? Может, правоохранительным органам все-таки пора разобраться в этой весьма запутанной истории? Второго «космодрома «Восточный»» и вселенского позора на весь мир Россия может и не потянуть.

Спросим у Язевых...

Напомним, ГК «Росатом» с 2011 года реализует на СХК масштабный проект «Прорыв» по созданию новейшего топлива, на котором атомная энергетика будет работать после 2020 года. В Северске появится опытно-демонстрационный энергокомплекс (ОДЭК) в составе реакторной установки «БРЕСТ-ОД-300» с пристанционным ядерным топливным циклом, а также производство уран-плутониевого (нитридного) топлива для реакторов на быстрых нейтронах. Он будет состоять из двух модулей – модуля фабрикации и модуля переработки топлива, а также реактора. Главные задачи «БРЕСТ-300» – отработать технологию производства нового топлива – так называемого «атомного топлива будущего» – нитридного топлива для реакторов на быстрых нейтронах, а также отработать технологии эксплуатации нового реактора и переработки уже использованного ядерного топлива. На строительство объекта госкорпорация «Росатом» выделила более 64 млрд рублей. Из них более 8 миллиардов будет выделено в 2016 году.

О том, что происходит с этими деньгами и главное – что будет происходить – мы решили спросить (отправили официальный запрос) у генподрядчика строительства «БРЕСТа» контракта – руководителя ООО «ЯВА-Строй» Андрея Язева. Доверит ли он теперь освоение оставшихся миллиардов господам Кормашовым или будет искать новых партнеров? Ответы (надеемся) опубликуем в ближайших выпусках.



Партнеры