Узнав о словах генерала Митрофанова, супруги Савченко были на грани самоубийства

Дело полковника полиции могут возобновить «по вновь вскрывшимся обстоятельствам»

24.02.2018 в 15:17, просмотров: 11332

В скандальном деле «Митрофанова-Кривошеина» наступил новый поворот. Бизнесмен Андрей Кривошеин, основной свидетель и теперь уже якобы потерпевший по делу против бывшего начальника УЭБ и ПК УМВД Томской области, полковника Константина Савченко, отказался от всех своих показаний против полицейского. Напомним, в основном на основании именно тех самых показаний Савченко осудили на 7 лет колонии.

Узнав о словах генерала Митрофанова, супруги Савченко были на грани самоубийства

Об этом сообщил ряд томских новостных порталов, где опубликовано большое заявление бизнесмена, с его подписью, которое заверено прокурором Александром Ткаченко.

Явка с повинной

Правда первым (еще месяц назад) информацию об этом опубликовал сайт «Прессобоз», а еще раньше об этом писала газета «Итоги», приведя частично текст того самого заявления.

В своем заявлении на имя прокурора Томской области Виктора Романенко на двух листах Андрей Кривошеин в пишет о том, что все показания, которые легли в основу обвинительного приговора Савченко, были даны под давлением бывшего начальника УМВД и по Томской области, генерал-майора полиции Игорем Митрофановым, который его «психически принуждал к нему».

 -Я отказываюсь от данных показаний и заявляю, что они не соответствуют действительности, - пишет Андрей Кривошеин, - на самом деле Савченко полностью и своевременно расплатился со мной за телефоны aifone и автомобиль «Toyota Highlander» бывшего в употреблении на два автомобиля «Opel Astra» и «Toyota RAV4», что его заинтересовало. Поскольку Савченко свои автомобили мне уже передал, а мой автомобиль «Toyota Highlander» оказался в залоге у банка, то я обязался исполнить обязательство по сделке в предоставлении Савченко аналогичного автомобиля в такой же комплектации, с доплатой в размере 200 тысяч рублей. Обмен был равноценным с моим условием доплаты Савченко в размере 200 тысяч рублей, которую он и произвел. Савченко никакой взятки от меня не получил и никакого покровительства для моего бизнеса никогда не обещал.

Зачем так говорил?

Андрей Кривошеин в своем заявлении указал причины дачи ложных показаний по делу полицейского.

-В рамках своей служебной деятельности Савченко совместно с северской налоговой инспекцией выявил факты продажи автомобилей родственникам и жене генерала Митрофанова по заниженным, нерыночным ценам, - продолжает бизнесмен, - именно поэтому начальник УМВД Томской области и обратился ко мне с просьбой оговорить Савченко и «избавиться» от него посредством написания заявления с обвинениями в недействительных фактах. Я убеждал Митрофанова не «сажать» Савченко, а просто перевести в другой регион. Но Митрофанов все-таки решил организовать уголовное преследование против своего подчиненного, - говорится в заявлении в прокуратуру от имени Кривошеина.

Почему сознался сейчас?

Однако в чем реальные причины столь позднего признания Кривошеина? Говорят, что сам он считает себя «божьим человеком» – так, может, это высшие силы сподвигли его на этот путь? Сам Кривошеин объясняет свой мотив следующим образом:

- Признаться в оговоре Савченко не раньше, а именно сейчас меня побудили факты, с которыми я знакомлюсь в своем уголовном деле, по которому обвиняюсь в незаконной банковской деятельности, - продолжает в своем письме Кривошеин, - отведены от наказания и заказчики незаконной банковской деятельности - среди которых также большое количество приятелей генерала…

Иными словами, Кривошеину стало очевидно: генерал давно спит и видит посадить теперь уже самого Кривошеина и сегодня он близок к этому как никогда. И даже посадка Савченко никак не освободила бы бизнесмена от ответственности по его собственному уголовному делу, где он обвиняется в незаконной банковской деятельности. А вот если увязать его с делом генерала Митрофанова, то - вполне может быть. Тем более, что в отличии от дела Савченко, которое строилось, в основном, только на словесных показаниях Кривошеина, доказательствами по делу могут выступить уже реальные документы и факты. Начиная с тех самых аудиозаписей разговора между Митрофановым и Кривошеиным. И кончая многочисленными бизнес-связями Кривошеина с семьей Митрофанова, которые говорят о том, что последний мог быть заинтересован в процветании бизнеса будущего «заклятого врага». Но как только бизнесмен захотел «слезть с поводка» ему решили «напомнить кто в доме хозяин» …

Не тут-то было

В итоге сейчас Андрей Кривошеин просит прокуратуру ввиду новых обстоятельств рассмотреть вопрос о возбуждении производства по уголовному делу, а также передать его на новое судебное разбирательство для отмены приговора Константина Савченко. Также предприниматель просит принять его явку с повинной и заключить с ним досудебное соглашение о сотрудничестве для допроса его свидетелем по делу Игоря Митрофанова, против которого в настоящее время расследуется два уголовных дела. По-хорошему, против него могут возбудить уже третье уголовное дело по злоупотреблению своими должностными полномочиями. И если все это подтвердится, то обвинительный приговор против полковника, по которому он получил семь лет колонии теоретически может быть отменен по вновь вскрывшимся обстоятельствам…

Пока с «заявлением Кривошеина» далеко не все ладно. Напомним, оно было подано еще 22 декабря 2017 года, то есть два месяца назад и Андрей Кривошеин сам подписал его. Также на документе стоит виза томского прокурора Андрея Ткаченко, но подлинна ли она, якобы неизвестно. Вроде бы прокурор ее и не отрицает, но тут же заявляет, что само заявление – фальшивка. Как все это все может быть одновременно - непонятно. Одно можно сказать точно – в настоящее время исход расследований по уголовным делам – против Кривошеина и Митрофанова может быть любым и самым непредсказуемым. Каждый из них может надолго сесть в тюрьму, вопрос только в том, кто из них и побыстрее наконец-то расскажет всю правду…

«Митрофанов рыл яму Косте, а вырыл себе…»

А вот как прокомментировала сложившуюся ситуацию супруга полковника Савченко – Ольга Савченко.

- Костя изначально понимал, что цель не он, а Митрофанов. Но во время следствия он не сказал ни одного слова против генерала, - говорит она, - мне говорили, что мой муж в СИЗО не выживет, сломается... Первые полгода его пичкали фенозепамом (говорили, что это я передаю). Я на свидании через стекло Костю просто не узнавала - он не мог говорить, постоянно был заторможенный. Митрофанов в то время еще был у власти, и для него ничего не стоило прекратить все это. Но, как я понимаю теперь, в его интересах было Костю как раз «разменять» и тем самым прикрыть себя. Сегодня уже многие СМИ опубликовали беседы Митрофанов с Кривошеиным, которые они вели и дома у генерала, и в его служебном кабинете. Там они обсуждают «кто и что им что порешает», а также совместные финансовые вопросы. Но когда шло следствие по делу моего мужа всего этого я не знала! Не знал и мой муж. Мы оба верили Митрофанову, смотрели на него как на непререкаемого авторитета. Но потом, когда знакомились с материалами дела, то прочитали все эти «задушевные беседы» и были просто шокированы. В какой-то момент, не сговариваясь, мы оба оказались на грани самоубийства. Я дома, он в СИЗО. И, конечно, нас обоих удержала дочь, которая оказавшись полностью предоставленной самой себе, по-прежнему училась на отлично и внешне даже не подавала вида того, как страдает на самом дел. Если уж ребенок нашел в себе такие силы, то надо было жить и нам…

По словам Ольги Савченко,увидев материалы дела, она не поверила своим глазам.

-Глотая слезы, я несколько раз перечитывала те самые распечатки где к генерал рассуждает с Кривошеиным, что им нужна «правдивая основа», чтобы поверили, а к ней уже все остальное притягивать, - продолжает женщина, - эту «правдивую основу» - высосали из пальца, якобы Савченко вымогал у Кривошеина квартиру и автомобиль «лексус». Кривошеина засылали на провокацию с диктофоном к Косте в кабинет. Он ходил на это задание четыре раза в этих распечатках Савченко посылает Кривошеина матами со всеми его «лексусами».  Согласись бы Костя в тот момент на «лексус» и все закончилось бы молниеносно как с прокурором, который в результате аналогичной провокации взял в руки "пирожок" от своего друга. Слишком много было шума при аресте Савченко (кстати, того прокурора, который в то же время был задержан, фамилию кто-нибудь вспомнит)? Но провокация по отношению к моему мужу так и не удалась... Тем не менее Митрофанов сам дал Кривошеину полный инструктаж, как оговорить и посадить моего мужа, кому написать заявление и так далее. В распечатке разговора с Кривошеиным, когда Костя уже был в СИЗО, Митрофанов удивляется, что как это так на обыске нечего было изымать (кроме зарплатной карты) неужели даже никакую копеечку не «сшибал»?!

Интересная деталь - апелляция в Верховном суде по делу Савченко проходила одновременно с апелляцией по делу генерала МВД, бывшего руководителя главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции (ГУЭБиПК) Дениса Сугробова.

 -Костю несколько дней возили в одном автозаке с ним, - продолжает Ольга Савченко, -  у Сугробова был шок - как так - их за провокацию посадили, а тут наоборот жертва провокации сидит, а Митрофанов гуляет... Разница лишь в том, что их жертвы провокации все-таки взяли взятки, а Косте как не навязывали - но не получилось. Если коротко, то Митрофанов зачем-то «рыл яму моему мужу», а вырыл в итоге ее самому себе...