Экс-редактор «МК в Томске» стала брендом в Паттайе. И не только…

Почему Светлана Шерстобоева прервала работу над книгой о стране проживания «Таиланд в кандалах»?

Её первая книга «Тай - значит умереть» уже продается по всему миру. Вот с такой непрезентабельной стороны увидела сибирячка страну улыбочек. Ее контактный номер и ссылка на профиль передаются в Таиланде из рук в руки. В горячий сезон телефон не замолкает ни на сутки. За ночь в директ приходят десятки сообщений. Так случилось, что пять лет назад на досуге она создала группу «Паттайя от А до Я», которая со временем стала для русскоговорящих людей со всего мира спасательной соломинкой…

Почему Светлана Шерстобоева прервала работу над книгой о стране проживания «Таиланд в кандалах»?
Светлана Шерстобоева много лет подряд помогает русским Таиланда

«Помогите найти сына», «у меня пропал муж», «друг исчез и неделю не выходит на связь» - Светлана и ее супруг (подполковник ФСБ в запасе) - типа Лиза Алерт в Таиланде. Чего только стоит операция по поискам тайской мамы для 15-летней девочки полукровки по имени Сиам. Подросток попросил о помощи, находясь в России, Шерстобоева провела розыскные мероприятия в Бангкоке и Пхетчабуне, а маму нашла в Стокгольме. Эта история тогда облетела весь мир. Когда мама и дочь обнялись, вдруг выяснилось, что нет языка, на котором два родных человека могли бы общаться. Узнав об этом из паблика Шерстобоевой, к решению проблемы подключилась еще одна томичка – Елена Ульянова. Будучи тогда президентом Рыбков фонда, она взяла на себя труд оплачивать обучение тайской грамоте для девочки (переводчик онлайн). Сейчас Сиам пишет, читает и немного говорит по-тайски.

Все эти мини-истории, которые сами идут в руки пишущего журналиста, в более развернутом виде войдут в книгу «Таиланд в кандалах», ведь попасть в тайскую тюрьму проще простого. Час оверстея (просрочка визы) – и ты за решеткой. Даже с грудным младенцем не пощадят. Кинул в мусорку рекламный журнал с портретом короля – под суд. Курнул айкос – прощай свобода! Сыграл прилюдно на банджо среди бела дня – садись в воронок.

Со слов Шерстобоевой, она сама несколько раз оказывалась у края черты, имя которой страшная тайская тюрьма. В день выборов 13 сентября она озвучит в Томском Джаз-клубе «Синатра» один из таких рассказов для «Чемодана историй», который на сей раз ограничен обозначенной темой «На свободу с чистой совестью». Светлана расскажет, как за обычный пост в фейсбуке к ней в дверь постучали. Эти были полицейские с оружием и с наручниками на поясе, которые болтались для устрашения. Она получила под роспись последнее тайское предупреждение: обязательство удалить пост в течение часа. Пост в фейсбуке был написан ею… не про короля, не про его свиту, и даже не про диктаторский режим, а просто про сломанный обруч.

Вы не поверите, но в Таиланде действует Закон о диффамации, когда нельзя публиковать в соцсетях любой негатив (хоть про украденный депозит, хоть про поломку спортивного снаряда), если нет решения суда. Только после огласки ЧП Шерстобоевой весь русскоговорящий Таиланд узнал про эти подводные камни.

Сама спасательница, находясь на пенсии и на иждивении мужа, помогает людям бескорыстно. Но любая операция по вызволению человека из беды требует денег на билет, на оплату госпиталя, прочие расходы. Уже несколько лет в паттайской группе существует «Спасательная кубышка», куда стекаются деньги в валюте со всего мира. Дело в том, что в шерстобоевском сообществе состоят граждане из ста стран, со всех городов мира.

Спасали из депортационной тюрьмы маму с девочкой из Узбекистана, украинца, потерявшего весь скарб, казаха с оверстеем (просрочкой визы), русскоговорящего парня из Детройта, который через неделю после прилета загремел на психу с биполярным расстройством психики. Уникальная беда для иностранцев: Таиланд не входит в ассоциацию стран, где при помешательстве людям оказывают бесплатную психиатрическую помощь. Если душевнобольной попадет в больничку в Паттайе - счет за услуги более ста тыщ рублей в день. Страховка не действует.

В связи с пандемией Шерстобоева оставила Таиланд, в маске со щитком на лице и в перчатках прилетела вывозным рейсом в Россию. Начиная с весны, она мечтала попасть в родной город Томск, где у нее остались родные, любимая свекровь, друзья-журналисты, но город до сих пор закрыт для иногородних. Таиланд же научил Светлану законопослушанию.

Единственный проход, который любезно предоставила судьба - выборы. Светлану провезли в Томск на машине сына Ульяновой Елены (с затемненными стеклами), которая приехала сюда и пригласила коллегу. Другим путем Шерстобоева в Томск попасть не могла. Так и осталась тут безвылазно, ни разу не покинув границ. Как только 13 - го сентября прозвучит труба отбоя, Светлана тут же собирает чемоданы и покидает наш город.

В Таиланде ее ждут дела, которые она с трудом, но умудрялась делать удаленным доступом. В это трудно поверить, но с дивана на Каштаке Светлана через волонтеров организовала в сентябре сложнейшую операцию по вывозу иркутянки и трехмесячного малыша. Женщина сбежала от мужа-тирана и тюрьмы (просрочка визы) в одних сланцах с банкой молочной смеси.

За несколько лет вокруг томички Шерстобоевой, которая овладела тайским языком, сформировался круг постоянных волонтеров. Есть бесплатное такси, переводчики, денежный фонд, но самая востребованная услуга – гуманитарная психологическая помощь, которую членам группы оказывает томский специалист Алена Птицына. Довольно часто люди так и пишут Светлане: «Не вижу выхода», «Больше не хочу жить» …

Особенно много русскоязычных фарангов попали в тайскую западню из-за ковида, лишившись дохода и средств существования. Сегодня Шерстобоева, географически находясь в Томске, руководит сложнейшей операцией по вывозу в Россию девочки, которую мама вынуждена была оставить в заложниках у отца-иностранца, чтобы спасти грудного ребенка. В этой двухсерийной истории задействованы полсотни волонтеров – все они шерстобоевская «паства», способная в любой момент прийти на помощь. Рублем. Колесами. Бензином. Переводом. Теплой кофтой. Советом и даже регистрацией на Госуслугах, которую не имеют люди, прожившие в Таиланде много лет.

На счету сибирской спасательницы – более сотни добрых дел, десятки сохраненных жизней. Хотя почему же только сибирской? Уже давно «всеросийской». И это далеко не преувеличение…

Справка МК: Светлана Шерстобоева, журналист и редактор. Возглавляла «Московский комсомолец в Томске», газету ЗАТО Северск «Диалог», «Томский вестник». Шеф-редактор Россия-24 на ГТРК-Томск, сейчас редактор фейсбучного паблика «Паттайя от А до Я».