Восходящая звезда российского кино Катерина Беккер рассказала о новой роли

Исполнительница одной из главных ролей в выходящем на экране фильме «Родные».

Восходящая звезда российского кино Катерина Беккер рассказала о новой роли

На прошлой неделе на экраны кинотеатров России вышел новый фильм Ильи Аксенова «Родные». Одну из ролей в картине сыграла наша землячка Катерина Беккер. «МК в Новосибирске» попросил ответить актрису на несколько вопросов.

— На экраны вышел новый фильм «Родные». Расскажите подробнее о новой работе, чем вы удивите томских зрителей?

— Мой персонаж — Соня. Девочка, девушка, молодая жена Саши, которого играет Семен Трескунов. Он сын персонажей, роли которых исполняют Сергей Бурунов и Ирина Пегова. Соня совершенно другая. Она из приличной семьи, из хорошей, интеллигентной. Она правильно воспитана. Все детство и юность она провела в неком вакууме, где ее оберегали от не тех людей, поступков, мыслей. И оказавшись в семье Карнауховых, она все время испытывает какой-то внутренний бой самой с собой. Потому что ей некомфортно.

Мне очень нравится пример, который я привожу постоянно. Есть белое, а есть черное. И очень много людей знают, что такое белое, а что такое черное. Но жизнь состоит из оттенков и других цветов. А Соня выросла в такой атмосфере, где ее этому не научили. Ей кажется, что все, что выходит за рамки правил, — дико, непонятно, неизведанно, а, значит, и не нужно. Она своего рода трусиха. Она боится ошибиться, оказаться не там, сказать что-то не то, подумать... Но ей приходится в такой атмосфере оказаться.

— А вам по духу близок этот персонаж? Тяжело ли было исполнять данную роль?

— В чем-то, конечно, да, а в чем-то нет. Не близко в закрепощенности, наверное, в скептицизме персонажа, что она не открыта для нового. Я, наоборот, достаточно открытый человек. Мне нравится что-то новое. Ходить в новые места, что-то слышать. Чтобы это было разное, странное, необычное.
Но при этом мы и похожи. Потому что, наверное, мне не приходилось существовать долго в коллективе людей, сильно противоположных моему мироощущению. Я пыталась вместе с ней пережить, каково это, когда тебя, грубо говоря, запирают в комнате с людьми, которые тебе кажутся какими-то дикими, необузданными, очень странными. В принципе, в обычной жизни Соня бы не оказалась рядом с ними, если бы не вышла замуж за Сашу.

Саша — это такой перевалочный пункт между семьей и Соней. (Смеется). Потому что он уже отличается от семьи, и он близок Соне. У них общие планы, интересы, какие-то цели на жизнь. Это их свело. 

Цель Сони — просто изначально не свихнуться, не наговорить грубостей, не сбежать, потому что постоянно хочется. Она знает, что она классная красивая девчонка. Ей все время хочется сбежать. Но ее останавливает любовь к Саше. Ведь ее учили, что если любишь — принимай семью. 
И в процессе вот этой подневольности она вдруг расслабляется, принимает эту семью. Пробует понять. И как только она, наконец, сбрасывает свои выдуманные тиски и оковы, она вдруг осознает, что так тоже можно и это не неправильно. Это просто по-другому. 

— А как вам работалось с режиссером фильма, с другими актерами?

— Режиссером был Илья Аксенов. Он был с нами все время съемки в качестве режиссера. Просто сложилась так, что сначала у нас был один режиссер. Потом их стало два. Добавился Андрей Николаевич, он же Жора Крыжовников. Еще Алексей Казаков, сценарист. Он тоже активное участие принимал. И в итоге у нас было три режиссера. И работалось со всеми достаточно легко.

 — А как работалось с коллегами по съемочной площадке? Ведь подобрался очень интересный состав.

— Со всеми по-разному, потому что все разные, абсолютно. Были и мэтры в кадре. Это Сергей Бурунов, Ирина Пегова, Сергей Шакуров. В съемках участвовали еще Семен Трескунов, Никита Павленко, Лиза Монеточка и я. Были такие сцены, когда мы приезжали к семье, где были гениальнейший Сергей Шакуров, Анна Уколова и другие замечательные артисты.

Например, Сергей Бурунов — многослойный, многогранный человек, с которым за раз не подружишься. Да и не надо пытаться. В первую очередь для меня это, конечно, актер, артист, за которым я наблюдала и буду наблюдать. Потому что он действительно огромного таланта человек. И когда я выходила на площадку, а у нас было несколько сцен, когда я играла с ним глаза в глаза, то за пять минут в кадре с Сергеем Буруновым я приобретаю то, чему меня в институте не могли научить.

Для меня, наверное, самый большой пример на площадке — это Ирина Пегова. Я примерно то же самое могу сказать про ее талант. Если меня спросят, на какую российскую актрису я бы хотела равняться в плане уровня актерской игры, то я назову ее имя. Она какой-то вот такой идеал, к которому я бы хотела стремиться. 

Мы снимали не в Москве, а в маленькой деревушке. Смены были ранними — с 8, с 9 утра. И вся молодежь приходила после завтрака на грим сонными. Мы плохо разговаривали, просили принести кофе, чтобы размять речевой внутренний аппарат. И в этот момент прибегает Ирина Пегова запыхавшаяся. Она, оказывается, уже встала часа четыре назад, сделала пробежку по лесу, проплыла по Волге холодной. Прибежала к нам и спрашивает: «Ну что? Как дела?» А мы, двадцатилетки, сидим ноем. А она вдохновила меня.

При этом она на льду, при этом она танцует, и при этом она воспитывает дочь прекрасную, взрослую, красивую. Я ни разу не слышала, чтобы Ирина с кем-то поссорилась, чтобы она высказывала какое-то недовольство в грубой форме. Ей всегда все нравится. А если есть какая-то проблема, она пробует решить сама. Она может обратиться за помощью. Но никогда не выходит с проблемой мирового масштаба на публику.

— Это же первая ваша большая роль. Ждали ли вы премьеру?

— Конечно, ждала. Это была моя первая премьера. На прошлой неделе я ездила на почту за платьем. В первый раз оно не пришло, и пришлось ехать еще раз.

— Как родные отреагировали, что вы работаете над этим проектом?

— Родные все были счастливы. Бабушка, кажется, до сих пор не верит. Я же еще маленькая. Какие могут быть у меня успехи? Я жду, когда она сходит в кино и увидит. Наверное, она тоже будет счастлива. 

Мама, естественно. Я росла с ней. Она всегда меня поддерживает. Благодаря ей мы вместе переехали в Москву. Она такой человек, который всегда абсолютно со мной, всегда поддерживает, чтобы со мной ни случилось. Она, безусловно, счастлива. Она следит. Каждую мою новость всем рассказывает. Она мой PR-менеджер внутрисемейный.

Конечно, мой муж Александр Цой. Он тоже актер, режиссер. Он тоже меня поддерживает и счастлив. Папа мой. Мы с ним общаемся, дружим. Он тоже за меня рад. В общем, мне с семьей повезло.

— А расскажите, пожалуйста, как вообще вы оказались в актерской профессии?

— Сейчас я учусь ГИТИСе у Иосифа Райхельгауза. А началось все с раннего детства. В 9 лет был мой первый опыт. На Томском региональном телевидении я вела детскую передачу «Русские пословицы и поговорки». Там мы обсуждали пословицы или поговорки, а дети разыгрывали, как все это бывает на самом деле. Классная была передача. Ее вели две ведущих — взрослая девушка и я, девятилетняя.

Год я там проработала, параллельно мы занимались. У нас были предметы: например, сценическая речь. Нас там учили. Там была жесткая дисциплина. С нами никто не сюсюкался, а общались как со взрослыми и учили профессии в правильном понимании. Нам никто никогда не говорил, что мы звезды. Просто работайте и работайте. Это своего рода актерская армия для малолеток.

В 11 я пошла в театральную студию в Томске. Там мы играли спектакли. В 14 лет мы с мамой переехали в Москву. И я пошла в другую театральную студию. Денег тогда не было вообще. Мама нашла несколько тысяч за занятия в течение месяца. Мне разрешили ходить в две смены. То есть не три раза в неделю, а шесть. Я ходила, потому что к этому моменту фанатизм был неадекватным.
После девятого класса я пыталась поступить в колледж Олега Табакова. Меня туда не взяли. И в принципе, вспоминая, какая была, я думаю, что правильно сделали. И я поступила в театральную школу, где в первой половине обычные занятия: математика, русский, литература, а во второй половине дня начинаются актерские: мастерство, сценическое движение, сценическая речь, вокал. И там, по сути, ты и пропадаешь с утра до ночи. Там я отучилась 10-11 классы. 

— Легко ли совмещать учебу и съемки в кино? Как удается все успевать?

— А вот так и удается. Я же ушла на заочное отделение. А изначально после первого курса во ВГИКе я ушла в академический отпуск, потому что у меня закончились деньги. Я училась на платном отделении, и у меня не было возможности учиться дальше. За это время меня еще во ВГИКе нашла агент. У меня пошли съемки. Я встретила супруга. Стала женой. У меня уже семейный быт, и работать пошла. Поэтому я перепоступила в ГИТИС, чтобы и учиться, и при этом жить и зарабатывать. 

— Когда удается прилететь в Томск, какое место вы обязательно посещаете и почему?

— На самом деле я очень давно не была в Томске. Это не самое приятное для меня. Мне очень часто снится Томск в каких-то разных проявлениях, разных фантазиях. И я понимаю, что мне нужно туда вернуться. Я приезжала туда в 15 лет, а потом как-то не получалось. Это сейчас билеты подешевле, а тогда было летать в Сибирь очень дорого. Поэтому мы путешествовали по Европе, так как это было дешевле, чем лететь в Томск.

Сейчас я понимаю, что мне нужно туда поехать, мне нужно посмотреть. Я на самом деле думала, а вдруг мы от фильма «Родные» будем путешествовать по городам. Пусть не в Томск, а в Новосибирск. Это же крупнейший город Сибири… а оттуда я бы на автобусе в родной Томск, с мужем… У меня был прекрасный план. Но потом мне сказали, что мы никуда не едем вообще. Мне главное побывать. Свозить супруга, который из Ташкента. Туда тоже надо съездить.

У меня есть желание просто приехать и пройтись теми же маршрутами. То есть пойти на Вершинина, где я жила. Перейти дорогу, где занималась в кружках. Вот именно это мне часто и снится. Но по какой-то причине я не могу пройти этот путь, не могу увидеть. Хотя я очень этого хочу. Так что есть у меня в планах на 2021 год побывать в Томске.

— Будем рады вас видеть, если у вас появится эта возможность.